• Olga Orlova

О, святые куличи!


Наступил светлый праздник – Пасха.


Я его не праздную и праздную одновременно. Собственно, вся соль в том, что я не настолько верующая, чтобы его отмечать, и верующая настолько, чтобы не мочь ни позволить себе съесть кулич. Именно кулич, так как нехваткой яиц в организме я не страдаю, а вот куличей мне не хватает, - пекут их один раз в год на Пасочный праздник, и еще немножечко допекают на родительский день (про него я уже писала в блоге про Хэллоуин ранее, можете прочесть здесь), а сама я их не пеку, домашние не ем, люблю исключительно магазинные.


Поэтому, как бы это не было грешно, да простят меня святые (а они меня простят, я знаю, так как пишу чистую правду), сколько дней пасочки (куличики) имеются на прилавках магазинов, столько дней я их и употребляю. Начиная с самого первого для их появления, до момента исчезновения.

Воот такая вот долгая у меня Пасха!


Есть у меня история из детства, связанная как раз с этим праздником, может быть она как-то и имеет отношение к поеданию мною «святого коржа».

Когда в магазинах было все скудновато, и дефицитно, - коммунистический минимализм, я была еще совсем малОй, примерно в возрасте лет пяти. Но точно помню, что Пасху коммунисты праздновали, так как куличи пекли и продавали. Хоть мой дед Петр и чтил святое имя Сталина, а бабушка Валя была закостенелым атеистом, в отличие от прабабушки Полины (она свекровь Вали) – в доску баптистки, всегда ходившей «под Богом», кулич в дом покупала именно атеист – коммунист бабушка Валя и яйца красила луком тоже она. Баптистам, видимо, было не до материальной составляющей праздника, так как в этот день баба Поля (моя прабабушка) занималась не куличами, а ездила в церковь (в соседнее село), куда ездила каждое воскресенье для молитв… Ну, а уж в такой день грешно было бы в церковь не съездить.


Нелегко было жить с ними под одной крышей.


Чтобы было ярче все это представить, то помню вечный диалог между бабой Валей и прабабушкой Полиной. Так как в доме все делала и готовила Валя, на стол накрывала именно она.

Бабушка Поля, сев кушать, читала молитву, и после того как поела - говорила:

- Спасибо, Боже, что ты меня напитал!

На что бабушка Валя всегда кричала:

- Это я тебя напитала! Валька вырастила в огороде, Валька приготовила, Валька поставила на стол и накормила тебя, а также твоя челюсть, так как ты беззубая, и именно челюсть тебе помогает остаться живой, благодаря ей ты можешь жевать, а сделали тебе ее в больнице врачи, с неба она на тебя не упала!

И т.д. и т.п.

Так было бесконечно. Нет, чтобы одной из них не вспоминать бога в том месте (за столом), где это порождает агрессию, а просто сказать - "Спасибо Валя", или нет чтоб другой махнуть рукой на пожилого, старенького, уже выжившего из ума человека (а прожила прабабуля до 92 лет). В нашем доме была бесконечная «возня» между атеистами (коммунистами) и баптистами …


Здесь я опущу текст про борьбу "баптистов" и "коммунистов" ниже, в примечание, дабы не отходить от сути, кому интересно - туда пожалуйста.

Но прабабушка на нее никогда не обижалась, какой-то святой пох*изм.


Так вот сама история:

Распробовала я паску ((пасха, укр. паска) — пасхальный хлеб в южно-русской и украинской кухне) еще в детстве (то есть до пяти лет), понравилась она мне. И вот купили кулич (чего я очень ждала) за день до праздника, так как разбирали их очень быстро и были очереди. Но не дали мне ни кусочка, а спрятали в стол, получается, почти на сутки.

- До завтра! Завтра праздник, завтра и будем есть.

Ну, это ж надо - какая беда, съесть то? я его настроена была? сегодня. Нет даже не сегодня, а прямо сейчас, донесли до дома и сразу его съесть!

Надо было что-то с этим делать.

Я ждать не стала, и, руководствуясь чем-то своим, детским (пока все разошлись из дома, наверное, ковыряться в огороде), решила, что нечего ей там стоять, ждать, пока я тут слишком сильно ее хочу. Однозначно, надо есть, но как-то так, чтобы никто, заглянув в стол, не заподозрил неладное (не заметил нарушения целостности), поэтому, решено было есть ее с того конца, который не видно.

В общем, подошли к вопросу с обратной стороны!

Режуще - колющие, конечно, как и зеленку от меня прятали куда повыше. Но, как можно что-то спрятать от ребенка, который живет в доме на земле и лазает по деревьям, на крышу дома и на чердаки, и на летнюю кухню и на ее крышу, и в сарае может находиться с поросятами, невесть каким образом туда попавши, так как плотный затвор не был тронут с внешней стороны, но я была внутри и тд и тп.?

Взяла табуретку, нож - то, что надо, залезла в стол, "отдербанила" кусок кулича.

Маловато будет. Маленький, как мне показалось позже оказался кусочек - не наелась. Пришлось повторить, опять полезла за добавкой...по отработанному сценарию.


Наказали меня за это или нет – не помню. Если не помню, скорее всего нет, коммунист –атеист бабушка Валя смилостивилась, видимо, над голодным дитем, а боялась я только ее, остальные были для меня добрыми святыми людьми.





P.S. В любом случае, читатель задастся вопросом, почему я упоминаю только бабушку, дедушку и прабабушку, где была мать, отец, а может, я сирота? Мама была сначала на учебе в институте, доучивалась, так как ей еще надо было два курса до диплома, отец так же, потом куда-то их направили по работе жить и работать и тд и тп. В общем мое детство было без родителей, воспитывали меня бабушка-дедушка.




Что творилось, когда начинались посадки, и какие были диспуты по поводу града и природных явлений, например, когда атеист кричала, что плохо баптисты ныне молитвы читают, что бог зол (в саркастической манере, естественно), а, в свою очередь, баптист кричала, что сильно кто-то бога прогневал и начинала действительно уходить, открывать библию и молиться.
В самом выгодном положении оказывался мой дед Петя. Он, пока ведьмы (как он говорил на женскую половину дома и откуда у него, вообще, чтущего святое имя Сталина, языческие замашки, по поводу ведьм, это вообще еще одна загадка моей семьи) были заняты выяснением «кто-что», уходил в гараж и выпивал портвейн, так как огородные работы откладывались на время из-за непогоды на улице, ну и непогоды дома!

Просмотров: 0

© 2016-2019 Olga Orlova & Mikhail Kliushnikov